preloader
Школа Нового Поколения NGS
действующая на основании
Лицензии Министерства Образования
г. Алматы, мкр. Ерменсай, улица Жангир хана, дом 4 +7 (727) 225 0505, +7 (775) 242 5544
Ольга Пак: «Традиционное управление школами неэффективно не только в части стратегических задач, но и в образовательном процессе»

Глава компании, управляющей школой New Generation School о том, как команда с сильным корпоративным бэкграундом привносит инновации на рынок частного школьного образования.

— Расскажите о себе, чем вы лично занимались до создания и управления школой?

— До проекта NGS, я получила огромный профессиональный опыт в одной из крупнейших казахстанских компаний, работающей в горнодобывающем секторе.

Направления работы были насколько обширными, что будучи финансистом приходилось заниматься проектами не только в сфере финансов и экономики, но и в снабжении и аутсорсинге различных бизнес-процессов.

Работа с бизнес процессами была построена в виде проектного менеджмента. Именно там я столкнулась с различными производственными задачами, начиная от восстановления крупногабаритных шин до производства ксантогената (название солей и эфиров ксантогеновых кислот — прим.автора).

Когда родилась идея создания Школы Нового Поколения NGS — для меня это был очередной профессиональный вызов создать проект под ключ, где необходимо полностью исследовать проблематику в сфере образования, рынок, специфику и реализовать идею, согласно конкретным планам и срокам.

— Вы планировали набрать в первый год 350 детей, насколько я знаю, сейчас уже 600 человек идут в первый год и еще стоит «живая очередь». С чем связан такой ажиотаж?

— В первую очередь, конечно, это связано с нехваткой школ в целом, как частных, так и государственных, поэтому сам рынок такой объемный.

Но если поставить вопрос «Почему ажиотаж сложился именно вокруг NGS», то мы это связываем его с кардинально отличающимся подходом управления частной школы.

Мы обучаем не только детей нового поколения, но и сотрудничаем с родителями нового поколения. Родители наших учеников не только современные, но и образованные, поэтому им в первую очередь понятны цели внедрения структуры менеджмента, которая отлична от структур локальных частных школ.

Родители привыкли к тому, что школой управляет классический менеджмент (директор и его заместители), деятельность и опыт которых приходится только на сферу образования. Мы считаем, что сегодня это неэффективно не только в части стратегических задач, но и в образовательном процессе.

— Например?

— Например, обычный классический менеджмент — директор и его заместители часто сконцентрированы на решении бытовых ежедневных вопросов: есть ли вода в диспенсерах, в наличии ли туалетная бумага и как организовано питание и тому подобное. И по остаточному принципу у них идет сама образовательная сфера.

Вот почему мы разделили структуру управления на 2 части: Управленческая компания и Образовательный блок. При таком формате управляющая компания забрала на себя все операционные вопросы: кадровую политику, концептуальные решения, снабжение, логистику, безопасность, финансовую отчетность и многие другие вещи.

Тем самым Образовательный блок занимается только образованием для реализации творческих и академических вопросов.

Ну, и конечно, тот факт, что спрос на нашу школу в первый год в 2 раза превысил наши планы — это показатель работы сплоченной команды, которая последний год работала в режиме нон-стоп без выходных и по 18 часов в сутки.

— Сейчас все больше людей, работавших раньше в корпоративном секторе, задумываются о том, что перейти в сектор образования. Как вы думаете, в чем плюсы и минусы такого тренда?

— Действительно, такой тренд сейчас существует. Честно говоря, я сама никогда не задумывалась над тем, что буду связана с образованием.

Мне всегда казалось, что корпоративный сектор крупных компаний с точки зрения реализации карьерного роста для молодых и амбициозных людей считается наиболее перспективным. Но в течении реализации проекта NGS мы познакомились с ребятами, которые оканчивают топовые ВУЗы в Казахстане и за границей, имеют опыт работы в транснациональных компаниях, но в какой-то момент посвящают себя образовательному сектору, хотя ни для кого ни секрет, что уровень заработной платы в образовании, особенно, школьном не соответствует их бэкграунду.

Меня это удивляет и я испытываю чувство радости и гордости за то, что новое поколение специалистов мыслят глобальнее уровня индивидуальных благ и интересов.

Я очень горжусь тем, что в менеджмент управленческой компании NGS пришли специалисты, у которых за плечами опыт работы до 15 лет в таких ведущих компаниях как Delloitte, JTI, Hundai, ЦАЭК, КазМунайГаз и другие.

Это и есть пример, когда люди уходят из корпоративного сектора в сферу образования, несмотря на то, что будут получат гораздо более низкую заработную плату. Они просто горят использовать свой опыт в становлении образования для нового поколения.

— Каждый кто придет в вашу школу, однозначно, остается пораженным качеством инфраструктуры. Это совершенно новое явление и мы очень рады, что в Казахстане появляются школы, где качество инфраструктуры если не превосходит, то точно не уступает лучшим мировым стандартам. Расскажите, что внутри этой инфраструктуры?

— Школа располагается на территории в 2 гектара. Мы возвели 13,5 тысяч м2 школьной инфраструктуры, используя только высококлассные материалы.

Использование стекла в различных вариантах дали нам максимум света.

Создали аллеи для прогулок, площадки и газоны для занятий на свежем воздухе, то есть, каждый свободный кусочек мы постарались использовать функционально и уютно.

6 спортивных площадок — открытый теннисный корт с трибунами, мини футбольное поле в окружении огромной газонной площадки, на которой можно разложить пледы и болеть за своих одноклассников, крытый универсальный спортивный зал, 25-ти метровый бассейн, зал единоборств, зал хореографии и ритмопластики.

Наши огромные рекреации мы оснащаем пуфами, мешками и диванами, где дети могут отдохнуть и пообщаться. Мы сделали так, чтобы школа как основное место пребывания детей, где они проводят до 12 часов в день, могло мотивировать их к успеху и новым достижениям.

Самый интересный проект внутри NGS — это брендинг стен, который носит название «Grow Up with NGS» с навигационной системой. Не случайно, мы выбрали такое название, оно носит глубокий смысл.

Не только дети и коллектив будет расти вместе с NGS, будет расти сама школа нового поколения.

Каждый незначительный штрих продуман всей командой: будь то меловая доска, личные шкафчики или необходимый инвентарь в каждом кабинете.

На самом деле очень сложно описать все, что создано внутри территории и зданий, возможностей, которые дает наша инфраструктура много, поэтому мы будем открыты для других школ в целях использования наших площадок для различных соревнований, мероприятий и конференций.

Мы хотим, чтобы наша инфраструктура служила всему сообществу, которое работает в целях образования и просвещения в целом.

— Почему не во всех школах уделяют место для общения и отдыха?

— Частные школы часто ограничены пространством, здания — бывшие переделанные офисы. Нет места, потому что школы максимально используют места под классы, которые генерируют доход. В государственных школах, где огромные пространства в виде коридоров пустуют тоже негде присесть, потому что государственный бюджет не предусматривает такие расходы.

В нашей школе рекреации и зоны отдыха занимают у нас почти 40% инфраструктуры и мы хотим, чтобы учителя и ученики использовали их также для неформальных уроков.

Если на улице хорошая погода, то учителя могут собрать всех на лужайке и провести урок «на пледах». Нестандартный подход к обучению мы только приветствуем.

— Проходя в школе, я заметила очень большую серверную. Вы планируете внедрять и использовать технологии в своих подходах?

— Приоткрою занавес на чем мы сейчас работаем. В каждой школе есть моменты, когда педагоги ведут беседы с родителями, но зачастую такие беседы не подкреплены данными, анализом и базируются на субъективных выводах учителя.

В корпоративном мире продвижение или понижения основываются на системе управления человеческим капиталом, а не мнение одного человека. И сейчас в HR идут революционные подходы к выявлению способностей сотрудников на основе понимания, какой человек перед тобой, какие у него природные данные, сильные способности и мотивации.

Мы хотим внедрить такую систему оценки способностей и анализ исторического трек-рекорда, чтобы затем сфокусироваться на правильной профессиональной ориентации наших учеников.

Например, физмат — это направление широкое, можно стать и учителем математики, и инженером в НАСА или биржевым брокером. Нужно понимать какие способности в той же математике способствуют выбору той или иной профессии. Но это решение выдается не на основе мнения или предположений, а на основе анализа больших данных, которые мы можем обработать и правильно оценить.

— Многие считают, что открыть сегодня школу — процесс похожий на «вхождение на Голгофу». Поделитесь своим опытом этого пути... какие основные проблемы вы увидели, которые как «узлы», связывают любые действия?

— Действительно, это сравнение очень точно описывает процедуру открытия школ. Как сказал наш коллега по цеху Жанат Рахмани в интервью для Ассоциации: «Открыть частную школу невозможно», NGS на своем примере показал, что невозможного не бывает. Однако мы согласны, что процедура открытия не легкая, существуют требования законодательства, которые не соответствуют современным трендам в сфере оснащения, существует несостыковки между законодательствами, существует бюрократия, которая влияет на срок реализации проекта и соответственно увеличивает затраты компании. О том, как мы открыли школу на самом деле можно написать целую книгу (смеется —прим.автора).

— Как вы считаете, есть ли готовность у инвесторов, международных и казахстанских инвестировать в школы и не только в Алматы?

— Готовность и заинтересованность инвестировать однозначно есть, но пока не будут созданы благоприятные условия на всех уровнях государственных структур, все это останется лишь на уровне слов.

К примеру, не малый вес капитальных вложений инвесторов, приходится на покупку земельных участков, связанных с этим налогов и прокладки коммуникаций к объекту. Именно в этой части государство может помочь заинтересованным инвесторам снизить затраты по проекту. В свою очередь, это повлияет на доступность стоимости для более широкого круга родителей.

К примеру, совсем недавно был подписан указ Президента «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам расширения академической и управленческой самостоятельности высших учебных заведений», и насколько нам известно в скором времени такие изменения коснутся и частного сектора среднего образования.

Этот шаг также ускорит процесс внедрения различных концепций и альтернативных методик обучения в частные школы, т.к. балансирование между стандартными требованиям МОН РК и стратегическим развитием конкретной школы не принесет результаты в краткосрочном периоде.

Самостоятельность на рынке частного образования станет большим плюсом для открытия школ.

— Объем инвестиций в школу составляет не менее 10 млн. долларов, расскажите, какой у вас подход к вопросу ее окупаемости? Должны ли частные школы быть очередным бизнесом либо есть иной взгляд с точки зрения управления?

— С учетом вложенных инвестиций в проект NGS, мы зашли на рынок с достаточно щадящей стоимостью годового обучения, поэтому и срок окупаемости проекта долгосрочный.

Мы ставим на первый план качественное образование, и выделяем средства на самореализацию и обучение персонала, изучение и исследование передовых методик, написание собственных CRM- систем и аналитических платформ.

Однако слово «инвестиции» предполагает вложение в целях получения прибыли. Рентабельность в сфере образования не уступает другим сферам, поэтому мы уверены, что при правильном управлении возможно давать качественный продукт, не ставя во главе угла «заработать любой ценой».

При внедрении какого-то нового процесса, мы в первую очередь смотрим насколько это необходимо ученику, какой эффект он получит, а потом уже «какую прибыль это принесет».

Эти ценности и подход управляющей команды разделяет наша инвестиционная компания, поэтому мы чувствуем комфорт с точки зрения того, как мы работаем: качественно, долгосрочно и с заботой о детях.

— Есть много дискуссий относительно типа, качества и направлений школ, которые необходимы детям для уверенного будущего. У вас есть своя гипотеза ответа на это беспокойство родителей?

— Дискуссии принимают нешуточный оборот, потому что родители часто видят будущее своих детей совершенно по-разному. Единственное, что я могу сказать, как мама 2-х сыновей, которые с детства учились в частных школах, это то, что необходимо делать упор на направления, будь то школьные предметы, спорт или творческие занятия учитывая способности и наклонности ребенка. И эти способности необходимо оценивать трезво. Не нужно реализовывать через детей свои несбывшиеся мечты или направлять ребенка без его желания.

Если говорить о выборе школы, то NGS как раз ломает стереотип выбора школы по принципу «иду на учителя». Успехи каждого ребенка — это командная работа (ценности школы, учителя начальных классов, учителя -предметники, наставники, атмосфера, семья, друзья и т.д.).

Мы огромный упор делаем на ценности компании, корпоративную культуру и кадровую политику, поэтому родители должны следовать стратегии развития школы, а не за «Марьей Ивановной».

— Расскажите подробнее о концепции школы, чем она отличается от других частных школ?

— Мы создавали концепцию отталкиваясь от 2 вещей: опыта советских школ, которые мы все прошли и исходя из опыта родителей, которыми мы все являемся.

Вначале сами написали список проблем — раздражителей, с которыми мы сегодня сталкиваемся как родители, чьи дети учатся в государственных или частных школах. Как правило, если взять 100% всех вопросов, которые возникают, то удельный вес, 80% — это проблемы, не связанные с образовательным процессом или содержанием.

Большинство проблем связано с неправильным управлением, организацией процесса обучения и коммуникацией со мной как с родителем.

Этот список мы взяли на основу поиска концепции. Мы точно понимали, что нам не хватает.

Второй важный ингредиент — правильный подход к детям. Расскажу на собственном примере. Будучи стандартным ребенком-отличником, висящим постоянно на доске почета, мне казалось, что и мои дети должны учиться легко.

У двоих сыновей 4 репетитора, они посещают 5 спортивных секций и мы стремимся реализовать в них все, что у них есть. Но я заметила, что это 2 совершенно разных человека. Младший отлично учится, быстро усваивает, выдает «на гора», а старшему учеба дается очень тяжело. Но если я возьму и сравню их умственные способности, то однозначно их сложно сравнить линейкой.

Старший самостоятельно делает исследования, знает определения, которые не знаю я. Но он плохо учиться в представлении наших учителей, при этом сидит и пишет книги, много читает, рисует комиксы и собственных героев. Он не любит командные игры, интроверт, которому интересно быть с самим собой. Он может часами играть самостоятельно. При этом у него очень хороший словарный запас, ему легко дается ораторское мастерство, и с детства он снимал себя для видеоблога.

Младший — полная противоположность, у него сильный математический склад ума, он показывает замечательные результаты в учебе. Но не может сидеть на одном месте, и когда нужно что-то объяснить, у него уходит на это 3 часа (смееется — прим.автора);

Я стала смотреть внимательно не только на своих детей, но и на других и поняла, что они все очень разные и оценка, к которой хотят субъективно всех свести не отражает их способности или потенциал.

Мы пришли к пониманию того, что то, чего я добилась в жизни или мои коллеги не есть равно «хорошая учеба в школе». В этом смысле, в понимании этого мы отстали от своих детей.

В первую очередь, родители должны трезво оценить способности своих детей, как это обычно делает работодатель. Фактически сделать список того, что хорошо получается и направлять его развитие в тех направлениях.

Можно сказать, наша концепция рождалась от наблюдений за реальностью, за жизнью современных детей и родителей. Мы принимаем тот факт, что все дети разные, это во-первых. Во-вторых, нам совместно с родителями и педагогами нужно работать вместе для того, чтобы помочь ребенку найти свои способности внутри себя.

Очень важно, чтобы родители приняли эту концепцию и разделяли наши подходы к обучению. Сейчас у нас первые 600 детей и одинаковых двух среди них нет точно.

— Огромный плюс частных школ в том, что они могут не только создать правильные условия для обучения, но в целом сформировать все необходимое, чтобы дети не ездили по всему городу целыми днями от одной секции в другую. Эти огромные пробки в Алматы происходят именно в учебный период и отнимают время и нервы не только у родителей.

— Да, мы тоже подумали об этом. В этом учебном году запустим в школе порядка 30 различных дополнительных секций, которые работают на профессиональном уровне. Это важное требование для того, чтобы мы вовремя могли увидеть и развить таланты ребенка, не упустив момент.

Кроме того, мы хотим, чтобы музыкальное образование получал каждый наш ученик вместе с аттестатом. То, что родители возят целыми днями детей с одной секции в другую, действительно занимает очень много времени.

Как минимум 1,5 часа в день уходит просто на дорогу, а это непозволительная роскошь. Вы просто сложите эти часы за год, а за несколько лет? Насколько более эффективнее можно было бы ими распорядиться. Поэтому мы решили собрать в нашей школе все в одном месте.

При этом у нас очень много мест для отдыха. Во всех коридорах созданы условия для общения и коммуникации. Любое пространство в школе максимально мобильное.

— Вы упомянули, что  профессиональная ориентация — важный элемент результата обучения. Можно подробнее?

— Университеты многих стран дают сейчас очень много возможностей для различных грантов, обучения, стажировок, конкурсов. Мы нацелены на то, что наша школа занималась сбором таких предложений на систематической основе и помогала ученикам поступить на грант в топовые ВУЗы, по тем специальностям, к которым больше всего располагают их способности.

Даже если у родителей есть средства для обучения в ВУЗе, грант — это замечательная возможность для ребенка и родителей. По сути, грант — это сэкономленные средства.

У многих просто нет информации о таких возможностях и времени постоянно их искать, поэтому школа возьмет это на себя, будем формировать все эти возможности и предоставлять нашим ученикам.

Правильный выбор профессии — это половина успеха человека, потому что согласно многим исследованиям, когда в жизни вы занимаетесь тем, чем вам нравится, вы чувствуете себя намного счастливее.

— Как вы считаете, каким образом будет развиваться рынок частных школ в Казахстане?

— Думаю, он будет развиваться в парадигме освобождения школ от государственного стандарта, чтобы на рынке могли работать и конкурировать разные концепции, разные инновационные подходы, тогда можно сразу увидеть результат их внедрения.

Важно, чтобы школы получили определенный уровень свободы в академической части, чтобы затем учителя приходили именно на возможность профессионального роста и своего творческого профессионального развития. Это то, что дают частные школы. Невозможно просто конкурировать на уровне роста заработных плат.

— Расскажите немного о своих педагогах...

— Мы делаем ставку на принцип «преемственности поколений», когда в команде есть как учителя старой закалки, так и молодые учителя. И каждое поколение учится друг у друга. Учителя, проработавшие многие годы делятся опытом, а молодые продвигают новые подходы, методики и технологии. Технологии, которые мы внедрили и будем внедрять в будущем в процесс обучения и управления образовательным процессом зависят от цифровой грамотности наших педагогов. Именно поэтому, мы активно рассматриваем молодых кандидатов, у которых есть новаторские подходы и видение своей роли учителя.

Родители часто говорят: «Мы хотим современного подхода и методик», а потом спрашивают: " А что вашему учителю по математике всего 30 лет? А он случайно не молод?" ( смеется — прим.автора)

Если вы хотите современную школу, то нужно довериться нам, потому что наша кадровая политика продумана таким образом, чтобы в начальных классах дети получили классическую базу, сильный фундамент.

А в средних и старших классах мы выдерживаем возрастную категорию преподавательского состава, потому что более молодые преподаватели могут говорить с учениками на близком языке, потому что их поколения не далеки друг от друга.

Например, когда учитель с советским опытом говорит: «Так, товарищи, сели за парты!», дети банально не понимают слово «товарищи» (смеется- прим.автора).

Мы, кстати, даже вывесили на сайте сленг школьников, мы его учим, потому что на нем говорят дети и нам нужно понимать их.

В кадровом вопросе мы выдерживаем даже гендерную политику. Дети воспринимают учителей-мужчин очень хорошо, и даже больше усваивают, чем у учителей-женщин. Мы сделали свое небольшое исследование и были тоже удивлены этим фактом.

— Самый большой вызов сейчас?

— Современные родители. Современные родители — это самый сложный клиентских профиль в сервисе. Но мы уже прошли испытание огнем в начале первого набора и нам нравится строить коммуникацию с ними. Главное, мы видим их поддержку и понимание во многих вопросах, которые мы решаем как управляющая компания.

Источник: Ассоциация по развитию и исследованию образования

Ранее на эту тему